Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Амон Фиванский. Теология трансцендентного божества в религии Древнего Египта. Архив лекции.

Лекции В.В. Солкина

Оригинал взят у victorsolkin в Амон Фиванский. Теология трансцендентного божества в религии Древнего Египта. Архив лекции.

Ну и совсем неожиданное.

Амон Фиванский. Теология трансцендентного божества в религии Древнего Египта.

Эта лекция не анонсировалась - я читал ее на заказ для замечательных гостей из Петербурга. Ничего подобного больше на русском нет, многие гимны звучат в переводе впервые.

Читал дико простуженный. без голоса, так что не обессудьте.

Из релиза: "Лекция посвящена поискам образа трансцендентного божества в религиозной культуре и храмовом ритуале Древнего Египта. Особое место в рассказе занимают главные аспекты культа Амона - "сокровенного", непостижимого, вселенского божества, в гимнах которому раскрываются многие важнейшие теологические концепции древнеегипетского мировоззрения. Многие тексты впервые звучат в авторском переводе на русский язык, а сама лекция, сопровождающаяся уникальными фотоматериалами, позволит совершенно иначе увидеть высоту древнеегипетской религиозной мысли и благочестия."




Живые. Татьяна Петровна

«Да смейтесь вы над чем угодно, но никогда, слышите, никогда не смейтесь над тем, что свято».
Т.П. Куксина.



Я был влюблён в историю с первого класса, когда и предмета-то такого ещё не вели. И впитывал, как губка, любую информацию на историческую тему. В четвёртом классе, когда подошло время изучать предмет, меня перестала интересовать школьная программа в силу её убогости по сравнению с уже известными мне знаниями. Поэтому и учителя историки, с которыми меня сводила судьба, почти не запоминались.

В шестом классе историчка указала на кажущуюся неточность в моём ответе. Вынужденный спор привёл к тому, что доводы преподавателя были полностью разбиты. Под грузом неопровержимых фактов, приведённых задетым за живое учеником, и доказательной базы в виде целого абзаца печатного текста, пожилая историчка сдалась и признала свою ошибку. А потом она ушла на больничный и вскоре вообще вышла на пенсию.

Со сменившей её учительницей у меня сложились неплохие отношения в форме старого доброго нейтралитета. Я до сих пор здороваюсь, встречая её на улицах города, но ничего нового по предмету я из её уроков не извлёк.

И, тем не менее, была, была в моёй жизни и она – муза истории, гениальный преподаватель, прекрасный оратор, большая умница и просто увлечённый человек. Татьяна Петровна Куксина.

Она не вела предмет в нашем классе, но когда очередная историчка покинула по забытым мною причинам школу, Татьяна Петровна вынуждена была и нас взять под своё крыло.

Яркий живой рассказ, море дополнительного материала, сжатого до жёстких сорока пяти минут, но не вмещавшегося в эти рамки. Никто и никогда не сбегал с её уроков, и если звенел звонок, никто не спешил на перемену, пока учитель не заканчивала свой рассказ.

Именно от Татьяны Петровны я впервые услышал об академике Сахарове. В течение жизни мои оценки этой личности менялись от резко отрицательных до абсолютно положительных. Но в итоге я вернулся к мнению, высказанному тогда, как о великом физике и плохом человеке, - гений и злодейство.

Татьяна Петровна никогда не порицала здоровый смех и умела шутить. Однажды дежурная заглянула в класс и скороговоркой выпалила: «Татьяна Петровна, на совещание». И класс грохнулся в неимоверном ржаче, потому как всем послышалось: «На выход с вещами».

Именно после того совещания и поползли из учительской слухи, что у Куксиной злокачественная опухоль головного мозга. И однажды Татьяна Петровна легла в больницу, а зловещие слухи нашёптывали в уши: «Вы её больше никогда не увидите…»

Но лет через пять после выпуска я увидел из окна автобуса, как по улице шла наша любимая историчка. И не поверил своим глазам.

Под сводами Подгорного собора стояли и разговаривали двое – мужчина в рясе и сорокаоднолетняя женщина. Разговор был долгим и тяжёлым, и детали его мне, конечно, не известны. Но среди этих двоих стоял и третий – Всесильный и Всемогущий, который всё слышал.

Татьяна Петровна рассказывала отцу настоятелю о своей жизни, работе, своём атеизме, диких болях и страшной болезни. О том, что врачи выписали её из больницы, прямо и откровенно назвав дату, когда её не станет. Три недели, оставшиеся до зловещей даты, три недели, когда ноги сами принесли её в храм.

Она исповедовалась и причащалась каждый день. Она исповедовалась и причащалась каждую неделю. Она исповедовалась и причащалась каждый месяц в течение ещё более чем двадцати лет, подаренных ей Богом.

Когда в 2004 году судьба вернула меня в Петропавловск, наши дороги вновь пересеклись. Татьяна Петровна преподавала старославянский и библейскую историю в ныне закрытой Православной гимназии под горой. Она выступала с лекциями в школах, техникумах, колледжах и ВУЗах по всему городу. Проводила собрания и была неизменным лектором на занятиях готовящихся к крещению. И словом своим, как и прежде, зажигала сердца. И ещё она была замечательным краеведом, по крупицам собиравшим сведения о прошлом Петропавловска.

Но однажды она умерла. Умерла тихо и мирно. У неё никогда не было ни мужа, ни детей. Единственная родня по крови – младшая сестра, приехавшая на похороны из Днепропетровска.

Но семья её велика, потому что многие, кому посчастливилось её знать, впустили эту женщину в свою жизнь как родного, светлого и мудрого человека. Потому что мы, её ученики и единоверцы помним рабу Божию Татьяну и молимся.

Отпевали её в соборе Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла. Была большая лития (панихида), на которую пришли люди со всех концов города.

– Вечная память – окуривал тело дым ладана из кадильниц.
– Вечная память – прощались православные.
– Вечная память…

Икона Богоматери в киоте. За стеклянной дверцей перед образом натянуты нити, провисшие под грузом драгоценных колец и серёжек – дары в память о свершившихся чудесах физических и духовных исцелений. И слова Татьяны Петровны Куксиной: «Висят там и мои серебряные серёжки…»

Со Святыми упокой, Господи, рабу Твою Татиану, даруй Царствие Небесное и сотвори ей вечную память.

Бесы


Коллекция Бесов.
Художественно-исторический музей, Вена.
Фото (с) Lenka Peacock


Бес

Собирательное название различных карликовых божеств, отождествлявшихся друг с другом и считавшихся хранителями домашнего очага, защитниками от злых духов. Бес изображался с короткими ножками, большой головой, искривленным гримасой лицом и высунутым языком, львиными ушами и гривой, в высокой короне из перьев. В руках Бес часто держит тамбурин, магические ножи или защитный амулет са. Вероятно, культ Беса происходил из Нубии и был связан с Пунтом, владыкой которого называют бога-карлика некоторые тексты.

Несмотря на грозный внешний вид, Бес считался милостивым и благим божеством, защищающим семью, покровительствующим деторождению и сексуальной силе. В своем неистовом танце ипостась Беса – Хати изгоняет злых духов из дома; во дворах некоторых египетских храмов для защиты от демонов ночи часто устанавливали четырехгранные каменные блоки с полихромными изображениями стоящего Беса. Его образ часто присутствует на рельефах маммизи – храмовых помещений, в которых проходили таинства рождения божественного младенца – Хора, Ихи или же самого фараона. Колоссальными изображениями Беса были украшены пилястры храма Тахарки (XXV династия) в Гебель Баркале.

Огромное количество изображений Беса дошло до нашего времени на предметах быта – подголовниках, косметических сосудах и ложечках, опахалах и зеркалах, кроватях и стульях. Подобно Таурт, он очень часто изображался на амулетах, которые, согласно египетской традиции, приносили удачу и отгоняли злые силы, отпугивали змей, призраков и дурные сны. Иногда Бес даже изображался в облике одного из своих многочисленных воплощений – сжимающего в руках ядовитых пресмыкающихся духа Аха, чье имя переводится как «боец». Изображения Беса сохранились на росписях дворца Аменхотепа III в Малькатте, в домах мастеров из поселка Дейр эль-Мединэ и эль-Амарны, возможно в тех комнатах, которые были связаны с женщинами и деторождением.

В тексте Лейденского демотического папируса (I, 348) говорится, что для того, чтобы помочь роженице, необходимо изготовить глиняное изображение карлика – т.е. Беса. Текст отождествляет саму женщину с богиней Хатхор, к голове которой привязывалась изготовленная фигурка. Над изображением перед этим четырежды произносилось заклинание, говорящее о «добром карлике», которого послал своей дочери Ра, чтобы помочь успешно разрешиться от беремени.

Бес издревле был связан с магией и ритуалами по изгнанию злых сил. Сохранились даже картонажные маски, которые одевал маг для наилучшего осуществления той или иной цели во время магической церемонии. Полукруглыми костяными магическими жезлами с изображениями Беса маг или жрец обводил брачное ложе, создавал защитное пространство вокруг беременной женщины или маленьких детей; на подобных жезлах также часто изображены лягушка Хекет, усер – иероглиф силы, знак магической защиты са. Супруга Беса, Бесит, изображавшаяся в маске и с львиными ушами была также тесно связана с оборонительной магией. Статуэтка Бесит, сжимающей в руках металлических змей, была найдена в безымянной гробнице 17 в. до н.э. под Рамессеумом в Фивах, в которой помимо образа богини находились другие магические атрибуты и жезлы, а также свитки с заклинаниями.

Сексуальный аспект культа Беса стал особенно популярен в эпоху Птолемеев. В некрополе Саккара были обнаружены особые подземные помещения, стены которых были украшены объемными изображениями Беса и обнаженных богинь; здесь проводили ночь паломники, жаждущие исцеления либо скорейшего рождения потомства или же вещего сна. Одновременно Бес почитался как бог жизненной силы, отождествлялся с Шу, наполняющим вселенную «дыханием жизни». В римское время Бес также часто воспринимался как воинственное божество, изображавшееся в доспехах, с мечом в руках. Оракул бога Беса, «спутника Осириса» до IV в. н.э. процветал в Абидосе.

В процессе христианизации Египта Бес стал восприниматься как носитель злого начала, с которым никогда не ассоциировался в древнем Египте. В одном коптском тексте даже повествуется о том, как с Бесом боролся некий ретивый отшельник. Забавный карлик, охранитель домашнего очага и храмов предстает здесь в образе чудовища, отпугивающего своим обликом путников, проходящих ночью у руин древнего святилища. Несколько христиан своей молитвой пытаются уничтожить «демона». Конец текста утерян, но можно предположить, что в итоге последователи торжествующей религии наверняка «изгнали» древнего бога из его собственной обители. Удивительно, но эта история о Бесе пережила не один век. Еще в XIX веке, местные жители рассказывали иностранцам, приезжающим в Луксор о карлике, танцующем ночами в развалинах Карнакского храма Амона.

Цит. по: Солкин В.В. Бес // Древний Египет. Энциклопедия. М., 2005.

Бесы разные нужны, Бесы разные важны :-)

Кому Бесеночка июльского? )))

Разговор разочарованного со своей душой (Ба)

Разговор разочарованного со своим Ба
перевод Марии Эндель.


Умерший поклоняется собственной "Ба"
Гробница Инхеркау (ТТ 359),
II погребальная камера, 
Около 1140 года до н.э.
Минеральные краски
Дейр эль-Медина



Отверз я уста мои, (чтобы) отвечать моему Ба на сказанное им. Это больше меня сегодня. Мой Ба не говорит со мной. Это уж слишком, это подобно тому, как если бы (кто-нибудь) презирал (меня). Пусть не отдаляется Ба мой, чтобы он мог заботиться об этом для меня. Он не был виновен (в том, что) он удаляется из тела моего подобно верёвочной сети. Не случалось (прежде), чтобы покинул он меня в день печали. Вот теперь противится мне мой Ба, (но) не слушаю я его, стремлюсь я к смерти прежде, чем пришел (я) к ней, бросаюсь на огонь для самосожжения, которое не печально для него... Приближается он ко мне в день печали, встаёт он к той стороне, как делает это Нехену-плакальщик.

Действительно, это тот, который выходит, чтобы привести себя к нему. Ба мой не способен облегчить боль (этой) жизни. (Однако) удерживает меня от смерти, прежде чем пришёл (я) к ней. Сделай сладким для меня Запад. Трудно ли это? Эта жизнь (проходит за) небольшой отрезок времени. Вот деревья, (даже) они падают. Попри же зло! Прекрати моё страдание.

(Да) судит меня Тот, умиротворяющий богов. Защищает меня Хонсу, писец правдивый. Слушает Ра речи мои, кормчий солнечной Барки. Защищает меня Исдес в чертоге святом. Ибо несчастие моё (столь) тяжело, (что) зачтётся мне это. Сладостна защита богами тайн тела моего.

Сказал мне Ба мой: "Не человек ли ты? Поистине, ты же живой! Но что в итоге? Заботишься ты о жизни, подобно богатому властителю".
Collapse )

Сказка потерпевшего кораблекрушение

 

Корабль под парусами
Гробница Каеманха в Гизе



(по мотивам древнеегипетской сказки)


На сушу бросили канат –
Хвала товарищам и богу! –
Мы из страны Уауат
Домой закончили дорогу.

Увы, удача стороной
Прошла, но люди невредимы –
Ступили мы на берег свой,
Судьбой и господом хранимы.

Collapse )