Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Последняя надпись и начало темного времени

Оригинал взят у victorsolkin в Последняя надпись и начало темного времени
Более шестнадцати веков тому назад, 24 августа 394 г. новой эры, была сделана эта последняя надпись египетским иероглифическим письмом на стене пристани Адриана храма Исиды на острове Филе.
Надпись (граффити), оставленная жрецом Исмет-Ахомом, завершила собой более чем трехтысячелетнюю традицию египетской письменности. Иероглифы сохранили дату – «день рождения» Осириса (24 августа) и 110 год правления Диоклетиана. Если перевести это на современную систему летоисчисления, то, как раз, получится искомая дата 394 г. новой эры.



Спустя две недели после того, как была сделана эта надпись, фанатик Феодосий I станет единовластным правителем воссоединенной Римской империи. Пройдет совсем немного времени и он осквернит римское святилище Весты, изгнав весталок и погасив священный огонь. Чуть позже он запретит культ Аполлона и Пифийские игры. Годом раньше были запрещены Олимпийские игры и закрыт оскверненный храм Аполлона в Дельфах. В 389 г. н.э по его приказу уже был почти полностью уничтожен Серапеум и часть библиотеки в Александрии.

Наступало страшное время убитых священнослужителей, сожженных библиотек и потерянной мудрости.

Сам храм Исиды выстоял вплоть до 540 г. новой эры, несмотря на то, что эдикт о его закрытии был выпущен Феодосием в 383 г. н.э. Встретив ожесточенное сопротивление местных жителей, губернатор фиваиды заключил с ними договор, который на еще одно столетие позволял им почитать Исиду и ее обитель. В 540 г. н.э. храм был окончательно закрыт, священные образы богини высланы в Константинополь, а жрецы, до последнего часа оборонявшие храм, взятый приступом, были убиты. Братские могилы тех, кто был верен богине до последнего часа, были обнаружены археологом Дж. Рейзнером на острове Эль-Хеса в непосредственной близости от Филе.

(с) Виктор Солкин

Образы "Пламенеющей ликом" в Турине

Оригинал взят у victorsolkin в Образы "Пламенеющей ликом" в Турине
Под настроение - небольшая подборка разных образов богини Сехмет из собрания Египетского музея в Турине.
Все - гранит, гранодиорит, 14 в. до н.э., эпоха Аменхотепа III.
(с) фото - Виктор Солкин, 2015.



«Могучая», повелительница пламени, войны и ярости, насылающая на землю мор, бедствия и катаклизмы, эта великая богиня-львица была символом великого испытания, неотвратимости наказания за ритуальные грехи, ложь, предательство, божественной силой, утверждающей миропорядок Маат. В ее образе персонифицируются агрессивные аспекты многих древнеегипетских женских божеств, в особенности - Хатхор. Изображалась в виде женщины с головой львицы, увенчанной солнечным диском и уреем, часто отождествлялась с другими львиноголовыми богинями – Тефнут, Сешемтет, Матит, Мехит, Пахет.

Как дочь Ра, Сехмет является воплощением его огнедышащего Ока, в облике змеи – урея, отождествляясь с Уаджит, охраняет фараона, символы его власти и его семью. Сехмет – «госпожа красного пояса», ассоциирующаяся с этим цветом и красными минералами, особенно – яшмой.

Collapse )

Раритеты и смыслы Библиотеки им. М.А. Волошина ЦБС ЦАО. Видеоэкскурсия

Оригинал взят у victorsolkin в Раритеты и смыслы Библиотеки им. М.А. Волошина ЦБС ЦАО. Видеоэкскурсия


В канун Нового года великолепный проект Андрея Трубецкого #МУЗЕЕМАНИЯ заглянул в гости к нам в "Волошинку".
Замечательных людей всегда принимать очень приятно.
Надеюсь и вам рассказ о культурных связях России и Египта и наших сокровищах будет интересен.

Добро пожаловать! )

Рождённое огнём и сталью

Есть в Москве одно замечательное место - Библиотека-культурный центр им. М.А. Волошина. И работают там чудесные люди - как раз тот случай, когда человек и место красят друг друга.
Если я всё же полноценно вернусь в свой ЖЖ, то о Волошинке, её руководителях, о лекциях и выставках на этой площадке будет ещё много-много постов.
Ну а пока поговорим о холодном оружии, вернее о выставке ножей и клинков, закончивщей свою работу в середине ноября 2015 года.


Collapse )

Для интеллигенции анекдот

Оригинал взят у karhu53 в Для интеллигенции анекдот

Зима. Россия. 30-е годы. Голод. Мороз -30. По двору бежит бедно одетый мальчик с охапкой хвороста, за ним несется дворник в шапке и телогрейке.

Мальчик бежит и думает: «Нет, ну так решительно нельзя. Я из хорошей семьи, я хочу учиться, саморазвиваться. Хочу, в конце концов, быть, как мой любимый писатель Эрнест Хэмингуэй — мужественным, сильным… На пляжах Кубы ловить рыбу. А не от дворников в этом городе убегать».

Куба. Жара. Эрнест Хэмингуэй, действительно, мужественный и сильный, сидит на пляже и пьет из горла ром, окруженный жаркими кубинками. Хэмингуэй думает: «Нет, это — не жизнь. Никакого героизма тут нет. Народу ничего не нужно, 24 часа в сутки жара, мозги плавятся, женщины толстые. Вот, быть бы сейчас в прохладном Париже с моим другом Андре Моруа — мы бы с ним выпили хорошего французского вина, зажгли бы камин и проговорили бы до ночи о вечном».

Париж. Прохладно, неделю льет дождь. Андре Моруа сидит в своей мансарде, выпивает третью бутылку коньяка, в постели дремлют две парижанки. Моруа чертыхается и говорит: «Нет, это не жизнь. Это декаданс какой-то. Симуляция. Вот, был бы я сейчас в холодном Воронеже, нашел бы своего друга, великого писателя Андрея Платонова, мы бы с ним сразу бы по сто грамм настоящей русской водки, и сразу бы были ближе к вечности… Вот это — жизнь.»

Воронеж. Зима. Мороз. Голод. Андрей Платонов, в шапке и телогрейке, несется по воронежскому двору за мальчиком и думает: «Б**! Догоню, убью суку!!!!».

Мореходные рассказы. Эпилог или память до востребования

Содержание

Под перестук колёс трамвая,
Который ехал на вокзал,
Я этот город покидал,
На прозябанье жизнь меняя,
Того и сам не понимая,
Что больше нет пути назад.
Что буду булке хлеба рад
Я в будущем... Увы, кривая
Меня несла своим путём.
Я был, казалось, ни при чём
И попирал судьбу плечом,-
Какая лихость удалая!
(Ах, что за глупость молодая!) –
Мне всё казалось нипочём.

Теперь, познавши свой удел
И никому не доверяя
(Лишь Богу душу поверяя),
Я оказался не у дел ...
«Благодари ещё, что цел!» -
Мне вслед смеётся доля злая,
И я стою пред ней, моргая,
Белей, чем самый белый мел.
О Господи, прости меня:
Её боюсь я, как огня...
Дорога жизни непрямая –
Проклятье и судьба моя.

Море перестало мне сниться через пять лет после возвращения. А недельная командировка в тёплую страну ещё десятилетие терзала ночными кошмарами, и напоминала о себе редкими вспышками безумного гнева. Но однажды вся боль вышла стихами и душа исцелилась.

Мы с Алёнкой поженились, но её родня ненавидела меня искренне и самоотверженно, что в итоге закончилось полным разрывом родственных связей.

Девяностые безжалостным катком прошлись по судьбам страны и персонально по нашим судьбам. Оглядываясь назад, только удивляешься, как можно было выжить и остаться людьми в мясорубке смутных лет. Но мы выжили. И родили двух дочерей и сына.

К сорока годам я, старшие брат и сёстры стали старшим поколением в роду. Двухтысячные не пощадили наших многочисленных родственников. Богатств я не нажил, а в 2009-м после нескольких сотрясений и лёгкой контузии потерял самое дорогое из своих достижений – память. Она годами выпадала из моего сознания и лишь спустя три года стала частично возвращаться.

Иногда, я с белой завистью размышлял о благополучии своих однокурсников. Максим Новиков, разыскавший меня на просторах интернета, пытался вытащить в Москву и выслал две тысячи долларов. Но приехал я туда в самый разгар неожиданно грянувшего финансового кризиса, и бездарно потратив деньги, вынужден был вернуться. Этот долг до сих пор лежит в моей душе неоплаченным бременем. Как и неоплаченная в восемьдесят восьмом посылка от недавно женившегося Аркадия Селиверстикова.

А потом. Потом была война на Украине, перемоловшая судьбы моих друзей. И я больше никогда не завидовал их мнимому благополучию. Чаша моих несчастий давно переполнилась и пошла на убыль. Им же предстояло испить своё горе сполна. Храни вас Бог, друзья!

Мои друзья – как их немного.
К тому ж не рядом – не со мной.
Они все в прошлом – за порогом,
Что юностью зовут лихой.

Я в этот вечер вспоминаю
Как встретил их и был им рад,
Но где живут сейчас – не знаю,
А время не вернуть назад.

Мелькают лица пред глазами:
Бокал вина – за вас – друзья!-
Я в мыслях неразлучен с вами,
Навеки рядом с вами я.

В конце четырнадцатого года, благодаря помощи Наташи Тимофеевой и Валеры Воробьёва и поддержке многих других мы с женой и детьми перебрались, наконец, в Москву, где началась новая, трудная, но полная надежд и возможностей жизнь.

По интернету связался с Глебом Быстровым, живущим в многострадальном Донбассе, Сергеем Федоренко и Костей Стародубцевым. Моим старым другом Костей, с которым мы помирились спустя столько лет. Он был вынужден покинуть Украину незадолго до войны. Костя единственный, видевший нашего мастера после мореходки. Палыч ожидал с курсантами-практикантами рейдовый катер в порту Сингапура. Они поговорили, но Костю не покидало ощущение, что Палыч его на самом деле не узнал.

Хороший человек наш Палыч. Надеюсь, ему не довелось увидеть на старости лет разгула фашизма в родной николаевщине...

А Максим? Максим Новиков с семьёй остался в Одессе под оккупацией. Верю: он жив, и у него обязательно всё будет хорошо.

Москва-Лобня
2015 г.

Мореходные рассказы. Н/Д

Содержание


В тот же день мы с Костей получили свои аттестаты, а через двое суток поезд «Одесса-Новосибирск» увёз меня на побывку в родной город.

Две недели пролетели, словно сон. Стоит ли говорить, что каждый вечер мы встречались с Алёнкой. Бродили по городу, ходили в кино, либо просто сидели у неё дома и беседовали, и не могли наговориться.

Двадцать третьего августа, наскоро собрав вещи, отправился пешком на вокзал, и в спешке забыл фотоаппарат. Поезд опаздывал, я незаметно задремал в зале ожидания.

- Поезд номер пятьдесят девять «Новосибирск - Одесса» отправляется с первого пути – разбудил меня голос диспетчера.
Схватив свои нехитрые пожитки, что было сил, рванул на перрон, и на ходу запрыгнул в последний, четырнадцатый вагон уходящего состава.

Вечером в соседнюю плацкарту прилетел камень. Никого не задело – только окно разлетелось вдребезги, а остатки ещё долго высыпались на пол.

Снова я от тебя уезжаю,
А зачем, для чего и куда?
Я и сам это толком не знаю,
И несут меня вдаль поезда...
Collapse )

продолжение следует...

Волшебник Деди


Статуэтка Хуфу
слоновая кость
Каир,Египетский музей
Инв. № JE 36143
Фото (с) Chip Dawes


(по мотивам древнеегипетской сказки)

В мареве жары скучает двор,
и даже фараон.
Чтоб развеять эту скуку,
сыновей сзывает он.
Тут посыпались рассказы
про волшебников, жрецов.
Живших, правда, много раньше –
в пору дедов и отцов.

И последним Хордедефа
царь Хуфу к себе позвал.
Тот поднялся, поклонился
и рассказ свой начинал:
«Много слышали мы сказок
о делах минувших дней.
Только быль то или небыль –
не становится ясней.
Collapse )

Египетская коллекция ГМИИ

С детства мечтал посетить египетский зал ГМИИ, но жил я далеко, в Москве бывал чрезвычайно редко и всегда проездом. И тем не менее, - мечты сбываются...

Полезная информация:

Статья Виктора Солкина по новой экспозиции:
Нильская синева, или новый Египет в ГМИИ им. А.С. Пушкина

Рассказ о новом Египетском зале в программе "Эхо Москвы" с видео. Экскурсию ведет Зав. Отделом Древнего Востока ГМИИ О.В. Лечицкая


Витрина № 1
Витрина № 2
Витрина № 3
Витрина № 4
Витрина № 5
Витрина № 6
Витрина № 7
Витрина № 8
Витрина № 9
Витрина № 10
Сфинкс Аменхотепа II
Витрина № 11
Витрина № 12
Витрина № 13
Витрина № 14
Витрина № 15
Два Аменемхета. Египтолог Виктор Солкин о выставке в ГМИИ
ГМИИ. Выставка двух статуй Аменемхета III
"Два Аменемхета": позор, дубль два Египтолог Виктор Солкин о выставке в Эрмитаже
Саркофаг Имхотепа
Витрина № 16
Витрина № 17
Витрина № 18
Витрина № 19
Витрина № 20
Витрина № 21
Саркофаг Чаиму
Витрина № 22
Витрина № 23
Витрина № 24
Витрина № 25

Мореходные рассказы. Дорога на Одессу

Содержание

Девятнадцатого мая, наконец, добрался до Николаева. Наша группа уехала в Одессу. Остались трое. Аркадию Селиверстикову недавно вырезали аппендикс. Женька Пешохин сам попросил остаться, а Юрка Тышков ждал отправки в армию.
Замполит направил меня к старшему мастеру, и тот обещал озадачить утром.
В открытом двести тринадцатом кубрике запоздало обнаружил письмо от Алёнки с надписью на конверте:
«Одесса. Потёмкинская лестница. Ворота морпорта. Позвонить на «Юность». Спросить мастера».
Все стало ясно, но я уже побывал у Тихонова и не мог просто уехать.
В обед устроили с Аркадием небольшую безалкогольную пирушку. Давно зарёкся пить спиртное. Удовольствие это сомнительное, а проблемы реальные.
Три дня пришлось работать по школе, ощущая свою ненужность, и досадуя на себя. А ведь мог быть со всеми в Одессе.Collapse )

продолжение следует...